January 8th, 2011

Мужик в очках

Общество несправедливости

Многим памятна осенняя история о дворнике, ставшем причиной аварии Майбаха и принуждённым к выплате ~9 млн. рублей. Вдумайтесь: за один неверный шаг человек может расплачиваться всю жизнь. Не сможет достаточно тратить денег на образование, здоровье, отдых; будет испытывать постоянное психологическое давление и стресс. (Вы пробовали прожить на 5 тысяч рублей в месяц вместо 10 тысяч? Скорее всего, большинство не представляют, как выжить и на десять.)

В этом инциденте просматриваются несколько проблем.

1. Закон защищает собственность в номинальном выражении, а не её относительную ценность для человека.
Ощущения владельца Майбаха от потери денег за ремонт машины совершенно не те же, что ощущения дворника от пожизненных выплат. Первое -- досадная неприятность, второе -- жизненная катастрофа.
Отсюда следует важный вывод: человеческие ценности законом ставятся ниже материальных. Замечу, примеры ориентации на человеческие ценности есть -- например, в Финляндии штрафы не фиксированы и зависят от дохода нарушителя.

2. Закон защищает права сверхбогатых больше, чем права большинства граждан.
Существует большой класс востребованных обществом профессий -- дворники и учителя, пожарные и милиционеры, и т.д., представители которых не способны оплатить ремонт Майбаха. (Я намеренно использую слово "граждане", а не "бедные", потому что а) эти люди имеют достаточный доход, чтобы оплачивать своё существование, но не ремонт повреждённой роскоши, б) речь не идёт о психологическом выборе "ленивый нищий vs. богатый трудяга", т.к. все эти трудовые профессии нужны обществу, но оно не готово платить за работу на два порядка больше.)
Поэтому большинство граждан ставится перед выбором: либо, дрожа осиновым листом, обходить десятой стороной имущество нуворишей (что не всегда возможно), либо рисковать подвергнуться пожизненному секвестру доходов.
Через этот механизм не только защищаются права сверхбогатых, но и формируется психологическая зависимость большинства граждан от сверхбогатых, что даёт сверхбогатым дополнительную власть над обществом.

3. Закон не отделяет роскошь от необходимого.
Рассмотрим бытовую аналогию. Если человек с пакетом сырых яиц полезет в переполненный автобус, кто будет виноват в том, что они побьются? А если вместо яиц будет бесценный китайский фарфор? С бытовой точки зрения виноват будет он сам, а не тот, кто случайно его толкнул. Если ты владеешь роскошью, ты сам должен заботиться о том, чтобы типичные бытовые повреждения её не коснулись.

Поэтому если мы хотим справедливое государство, в этом месте нужно менять законы. Сформулировать понятие роскоши (а Майбах, очевидно, роскошь -- функции комфортного передвижения выполняются прекрасно машинами стоимостью на 1,5-2 порядка меньше). Зафиксировать, что в случае непреднамеренной порчи роскоши виновный компенсирует только медианную (или аналогичную) стоимость функционально такого же предмета. Зафиксировать, что даже эта стоимость выплат может быть уменьшена в случае низких доходов человека, чтобы ему не пришлось выплачивать более 2-3 лет.

Проблема всего лишь в том, что большинство тех, кто должен принимать такой закон, относятся к сверхбогатым и ездят на Майбахах.